chyorn_vorot (chyorn_vorot) wrote,
chyorn_vorot
chyorn_vorot

«Лауреатам» посвящается

«Лауреатам» посвящается

А вы знаете, что ЛА? А вы знаете что У? А вы знаете, что РЕ? А вы знаете, что АТ? ЛА-У-РЕ-АТ присуждают, рассуждают, обделяют, присуждают часто, часто, очень часто, очень часто просто, сложно, просто, просто, просто так!

Вот вам пример, не лепешка, не МакДональдс, не терьер и не Шопен, ну, а конкурс, просто конкурс Русский Гулливер.

«Представление о языке как некоторой комплексной «системе знаков», в свое время став революционным понятием критического анализа, привело к обнищанию поэтического творчества, лишило его звучания, музыкальности».

Авторитетно заявляют они.

«Вещее косноязычие Тредиаковского и Державина, беспечная и светлая гармония Пушкина, звенящая недосказанность Лермонтова, тектонический гул Мандельштама, трагическая пронзительность Цветаевой и Есенина, пророческие бормотания Хлебникова, зверино-космический язык Заболоцкого… Русская речь не может утратить своей безусловной музыки, пока остается русской».

Патриотично заявляют они.

«Интеллектуальному варварству» противостоит политика нашей поэтической премии, задача которой — выявление и поощрение «новой музыкальности» в поэзии. Каждому времени — свой звук. Звуковой диапазон XX века простирался от Осипа Мандельштама до Петра Мамонова. Новый звук, порождающий новый смысл, ритм, образ, мифологему. Звучащий со страниц еще до его произнесения, до артикуляции. Звук, отраженный в «знакомстве слов», гласных и согласных, шипящих и свистящих… Он не сводится к акустической игре фонем и ритмов. Звук глубже и проще. Звук — это абсолютная внутренняя форма поэзии, в случае если сама поэзия — музыка бытия».

И тут пламенеют бубенцы их мыслей.

«Наша Премия поощряет смелость эксперимента, радикальность работы со словарем и словом — именно со словом, а не концептуальной абстракцией. Пусть эта работа идет в русле ультра-авангардной практики или традиционной просодии — мы надеемся, что движение, и даже революционное движение возможно на любой основе. Мы уверены, что подобная работа на необъятном пространстве русской речи ведется, но в силу порочной издательской политики и неправильно расставленных приоритетов до сих пор скрыта от глаз читателя».

И тут они мудро и верно твердят.

Но! Посмотрим, чего же добились эти мужи, эти небезучастные люди, обрадуемся их успехам, находкам и гули-гули-гули-гули гуливеровским вещам. Как любой внимательный и падкий до новых талантов читатель, я тут же копировал имена лауреатов, влезал в «журнальный зал» (или «полутона» или еще что) и упивался и хрустел настоящей, невиданной доселе поэзией.

Лауреат в номинации «Поэтическая рукопись» — Александра Цибуля (Санкт-Петербург) с рукописью книги «Путешествие на край крови». 24 года. Историк искусства, магистр филологии. Участник 9го Майского Фестиваля Новых Поэтов, Фестивалей Свободного Стиха в Санкт-Петербурге, Ландшафтного Поэтического фестиваля "Пушкинские лаборатории". Длинные списки премий "Белла" (2012), "П" (2010), «Дебют» (2013), премии Русского Гулливера (2014) и Премии Аркадия Драгомощенко (2014). Публиковалась в журналах "Воздух", "Волга", "Гвидеон", "Урал", "Новое литературное обозрение" (критика), на ресурсах "Text only", "Мегалит", "Новая литературная карта России" (студия). Первая книга "Стихи" вышла в рамках книжной серии проекта "Ухо Ван Гога" в 2011 году.

Вот за 2014, наугад.

в прощанье
столкнулись очками
как яйцами в пасху

после снимали скорлупку
ели вареное тело
без желтка
с синяками

Ну, гулливериха, как есть гулливериха. У нее хватило творческого запала, чтобы связать очки, яйца, праздник, прощанье и человеческие синяки. Как есть гулливериха. «Ели вареное тело» - тут мое сердце даже в желудок упало, и долго старался его достать. Так и не достал. Похоже, теперь мне придется его высрать. Ну, что ж, высру. Я постараюсь сделать это так же изящно, нетленно, безсывороточно, как госпожа лауреат употребила эти слова. И эти слова

на исходе спины
у истока кораллов и пиний
на участке волос непристойных
где вереск могильный
поблескивает
халцедон негоциант пиррихий


Просто шепчет… а вот и следующий спеленький лауреат…
Лауреат в номинации «Поэтическая книга» — Ольга Дернова (Москва) с книгой «Человец» (Екатеринбург, «Евдокия», 2013). 35 лет. Закончила Московский государственный педагогический университет. Работает в справочно-библиографическом отделе Исторической библиотеки. Публиковалась в журналах «Волга», «Воздух», «Российский Колокол». Финалист «Илья-премии» (2008). Автор книги стихов «Человец» (2013).
Вот что-то за 2014

Быть сахаром, пропитанным слезами,
глядеть на мир горячими глазами,
давать его примерный перевод.
Ни перед кем не падать на живот.

Плевать на то, что молодость уходит!
На то, что ноги судорогой сводит
и каждодневно ноет голова.
Растёкся липкий жар по нашим темам.
Пусть жаворонок будет нам тотемом
и хищница сова.

Так шебутно, так весело порой,
как будто дух, собою оглушённый,
стоит во мне, как куст разворошённый
в саду, ограбленном жарой.

Вы тоже почувствовали безостановочное слюноотделение на строке «Плевать на то, что молодость уходит!»? Или «Так шебутно, так весело порой»?

Гулливериха, как есть гулливериха. И вот я сплюнул. Может, и не сплюнул, а может, проглотил не знаю… и вновь к стихам я алчно припадаю… Смотрите! Часть вторая!

В 2009, она была тоже того. Мила, чиста и молода. О, нет, чиста, природна и глупа! Ну-ну!

СНЕГ ПАДАЕТ

Снег падает машине на крестец,
и вес осадков выверен до грамма.
И каждая снежинка - словно текст,
понятная лишь богу стенограмма.

Пожаты, упакованы в архив -
на семь дождей, на сто туманов хватит.
Не вырваться природе из сухих,
прохладных и щекочущих объятий.

Снег падает на свой аэродром.
И понимаешь, подставляя шапку:
из города, укрытого ковром
застывших мыслей, не ступить ни шагу.

Всё замерло, испытывая стресс.
Лишь электрички, покидая город,
врываются в засыпанный по горло
холодными кристалликами лес.

Ой, что-то жопа зачесалась! Небось, у мисс, она чесалась тоже! Ну, нет, как смею я подумать о чесотке столь милой дамы, нет! Я выстрелю в себя скорее! Бах! «Из контакта выносят дымящийся труп критика».

Но есть еще надежда господа! Еще один лауреат. Еще Гулливер и «истинный разработчик слова», Рахманинов слова, Тесла созвучий!

Премия за вклад в развитие современного поэтического языка — Пётр Чейгин (Санкт-Петербург). 66 лет. О себе: «Мой "Пернатый снег" вышел в "НЛО" в Москве в 2007 году с предисловием Ольги Седаковой, в этом же году вышла "Зона жизни" в Спб; В 2012 г. в Спб. вышла моя "Третья книга". В настоящее время подготовил для печати четвёртую книгу, "Избранное" ».

Вот ему-то дали не зря! Он даже не лауреат! Вот ему-то дали за все хорошее! Читаем!

Храпит сосед – цепной матрос,
клокочет ночь в саду.
И, если вычислить звезду
на родовом посту,
я контур сестрин обведу
мелком штрафных стрекоз.

Но пот, устойчивый, как гимн,
и кипяток берёз
обшарят, как прямой допрос,
и не поспорить с ним.

«Мелком штрафных стрекоз», «и кипятком берёз» - чувствуете, как это музыкально, господа! О, Боже! Музыка! Вот она!

Гулливерик, гуллискверик, как есть гулливерик. О! Как гулливерно мне… друг мой, друг мой, я очень и очень…

Вот она «радикальность работы со словарем», вот оно «вещее»… нет, ВОТ ОНО «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ВАРВАРСТВО», вот оно расстройство желудка и пролежни! Здесь! В трухлявом теле этой премии, в опарышах и заразе!

И тут я затих. Я сник под шкафом. В углу. Потускнел. Я помылся. Я иду в филармонию. Там юные, трезвые исполнители. Там классика. Там лауреаты международного конкурса пианистов «Минск-2014». На целых 10 дней филармония прекратила свою концертную жизнь. Ради них. Молодых талантов. И вот результаты.

Результаты конкурса:

I премия и звание лауреата конкурса – Иванов Андрей (Беларусь)
II премия и звание лауреата конкурса – Косяков Роман (Россия)
Данилов Александр (Беларусь)

III премия и звание лауреата конкурса – Грот Анна (Россия)

Поощрительные премии и звание дипломанта – Стариков Виталий (Россия)
Костюченко Анатолий (Украина).

И вот, что я скажу. Я видел тех, кто старался, не спорю. Я видел тех, кто трудился и волновался, бесспорно. Но, так же я видел, как сквозь пальцы Виталия Старикова и Анатолия Костюченко проходит музыка. Я знал, что бог подержал их за пятки. Я видел, как их тела в объятьях искусства отрывались от земли. Я видел, как у Виталия пальцы превращались в паучьи лапки. Я видел, как у Анатолия пальцы превращались в крылья шмеля. Я попадал в абстракцию. Я попадал в мазки Модильяни, Ван Гога и оттиски Дюрера. Я сам парил над всем и вся…

И что? Комиссия… умная, талантливая, опытная и справедливая, с кучей лет, разделенных на всех, присуждает первое место старанию, второе место старанию, третье место старанию… ну, а поощрение – Старикову Виталию (Россия), Костюченко Анатолию (Украина). Талант ведь и так пробьется, да?
А в остальном, как на фигурном катании, что ли? Или нет? Премия в Беларуси – значит и первый приз, и игру с оркестром – беларусу. А что не так? Все так. Все те же нелепые премии «имени председателя комиссии». Все те же пустые «официальные части» и порожние «политики премий». Все те же самодовольные дарования. Все та же политика. Все так же забыто, забито искусство.

Только после всего этого я еще долго слушал по кругу Листа, Шостаковича и Скарлатти в исполнении Анатолия Костюченко. Остывал.



  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments